ШАГ В НАУКУ - 2016
I Международная научная дистанционная студенческая конференция

Юридические науки
Проблема определения понятия и правового статуса сверхимперативных норм в международном частном праве
Герак А. А. 1

1. Южно-Уральский государственный университет, г. Челябинск

Резюме:

Из проведенного анализа следует вывод, что сверхимперативные нормы характеризуются как материальным содержанием, то есть непосредственно регулируют конкретное правоотношение, так и одновременно являются особым методом регулирования отношений, осложненныхиностранным элементом, при этом сложность определения их правовой природы заключается в том, что они сочетают два противоположных интереса – публичный и частный.

Ключевые слова: сверхимперативные нормы международного частного права


 

ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОНЯТИЯ И ПРАВОВОГО СТАТУСА СВЕРХИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ

 

А. А. Герак, магистрант 1 курса.

Южно-Уральский государственный университет

Научный руководитель: Т.П. Подшивалов,

к.ю.н., доцент кафедры ГПиПЮУрГУ

 

 

С принятием части третьей Гражданского кодекса РФ российское законодательство пополнилось еще одной новеллой в сфере международного частного права, а именно совокупностью норм, образующих институт «сверхимперативных норм»(ст. 1192)[1].

Включая в свое законодательство коллизионные нормы и согласившись тем самым в принципе с применением норм иностранного права к регулированию отношений с иностранным элементом, государство остается заинтересованным в сохранении гарантий того, что в каждом конкретном случае наиболее важные отдельные нормы его собственной правовой системы из числа императивных не утратят своего действия независимо от того, правом какого государства будут в целом регулироваться такие отношения. Эта заинтересованность обусловлена теми акцентами в государственной законотворческой политике, которые выражаются через такие нормы. Признание за подобными нормами характера «сверхимперативности» объясняется усилением вмешательства государства в регулирование экономической жизни общества, ставшим заметным начиная со второй половины XX в.[2].

В теории указанные нормы традиционно именуются как «сверхимперативные нормы» (или «нормы непосредственного действия», «императивные нормы международного частного права» и др.). Как отмечал Л.А. Лунц, «такого рода нормы «сильнее» (с точки зрения коллизионного права) императивных норм в обычном смысле слова: они применяются, невзирая на то, подчинено ли данное отношение советскому или иностранному праву»[3].

Сложным вопросом является само понимание сверхимперативных норм. Большинство современных российскихученых подразумевают под императивными нормами правила поведения, не допускающие отступления от них по усмотрению субъектов права. Общей целью императивной нормыконкретного государства является ограничение свободыдоговора в указанных выше целях, а суть коллизионного регулирования международных отношений заключается в отсылке к иностранному законодательству, при этом данноеконкретное правоотношение перестает регулироваться какдиспозитивными, так и императивными нормами собственного права.

Единственное легальное определение таких норм содержится в Регламенте Европейского парламента и Совета Европейского союза от 17 июня 2008 г. «О праве, применимом к договорным обязательствам» (Рим I) (далее – Регламент Рим I) [4].

Так, в соответствии с п. 3 ст. 9 под преобладающими императивными положениями (overridingmandatoryprovisions) понимаются нормы, соблюдение которых имеет принципиальное значение для охраны публичных интересов государства. К сожалению, данное определение носит лишь самый общий характер и не позволяет ответить на вопрос о критериях определения таких норм.

В доктрине современного международного частного права преобладает позиция, в соответствии с которой разработка приемлемой дефиниции сверхимперативных норм является невозможной[5]. В то же время исследователи приходят к выводу о том, что вопрос о квалификации нормы в качестве сверхимперативной должен решать суд, рассматривающий спор. Однако решение данного вопроса без определения критериев, на основании которых суд должен осуществлять такую квалификацию, представляется невозможным.

Другими словами, при решении вопроса о применении таких норм в первую очередь следует установить, соответствуют ли интересы, на защиту которых направлены соответствующие нормы, неким общим международным интересам.

Одним из первых к рассмотрению данного критерия обратился известный немецкий исследователь К. Цвайгерт, который подразделял все сверхимперативные нормы на две категории. Основанием для такого деления выступали цели, а также интересы, на защиту которых направлены соответствующие нормы. К первой категории автор относил нормы, направленные на защиту общепризнанных интересов, таких как культурное наследие государства. Вторую группу, по его мнению, составляли нормы, выражающие интересы, чуждые стране суда, например положения, отражающие плановый способ организации экономики, присущий социалистическим государствам[6].

Аналогичный критерий был предложен и в работе другого известного автора, П. Майера. Так, исследователь отмечает существование сверхимперативных норм, которые отражают исключительные интересы издавшего их государства[7].

Однакопредставители российской науки международногочастного права неодинаково формулируют перечень сверхимперативных норм.

Так Г. К. Дмитриева называет сверхимперативныминормы, содержащиеся в следующих статьях ГК: ст. 166(о праве суда применить последствия недействительной сделки по своей инициативе); ст.205 (о восстановлении срока исковой давности); ст.333 (предоставляющая право суду уменьшитьнеустойку, когда она явно несоразмерна убыткам); ст.393 (о праве суда при определении размера убытковпринять во внимание цены, существующие в деньвынесения решения); ст. 395 (о праве суда определитьдень, на который принимается во внимание ставкабанковского процента при взыскании процентовгодовых); ст. 404 (о праве суда уменьшить размерответственности должника по вине кредитора) и другие[8].

Чешир и Норт относят к таковым правила, которыесвязаны с защитой определенных социальных группили национальной экономической системы, а равнонормы, которые возникают как результатгосударственного вмешательства в контракты[9].

М. Джулиано (Guiliano) и П. Лагард (Lagarde)указывают на нормы, касающиеся защитыпотребителей, работников и на нормы о монополиях,антитрестовских, импортных и экспортныхограничениях, ценовом контроле и контроле надобменом валюты[10].

Сверхимперативные нормы обладают особой правовой природой, и их практическая реализация требует применения специального метода регулирования. Такой точки зрения придерживается ряд зарубежных авторов, таких как П. Нойхаус, А. Юнкер, которые считают, что кроме традиционного материального и коллизионного метода правового регулирования в международном частном праве существует специфический метод регулирования, связанный с применением сверхимперативных норм[11].

И. С. Перетерский и С. Б. Крылов императивные нормы в международном частном праве называли нормами особого рода, специально предназначенными для регулирования отношений с иностранным элементом[12].

Н. И. Марышев и О. Н. Садиков называют их нормами прямого действия как «особый, третий метод регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом наряду с коллизионными и унифицированными материальными нормами»[13].

По мнению Г. Г. Иванова, «подобные нормы следует рассматривать как особый прием регулирования отношенийс иностранным элементом»[14].

Проведенный анализ позволяет прийти к выводу о том,что сверхимперативные нормы сочетают в себе как материальное начало (регулирование конкретного отношения), таки непосредственно метод регулирования.

В настоящее время можно с уверенностью говорить о практически повсеместном признании необходимости применения сверхимперативных норм. Примечательно, что, закрепляя возможность применения сверхимперативных норм, ни международные договоры, ни национальное законодательство различных государств, ни вненациональные источники права не содержат их определения.Таким образом, единственная дефиниция данных норм содержится в п. 1 ст. 9 Регламента «Рим I».

В заключение необходимо отметить, что тема исследования является архисложной и требует детальной проработкина уровне международных документов.Из проведенного анализа авторы делают вывод, что сверхимперативные нормы характеризуются как материальным содержанием, то есть непосредственно регулируютконкретное правоотношение, так и одновременно являютсяособым методом регулирования отношений, осложненныхиностранным элементом, при этом сложность определенияих правовой природы заключается в том, что они сочетаютдва противоположных интереса – публичный и частный.

 

Литература

  1. Гражданский Кодекс РФ от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ // Собрание законодательства РФ.  – 1996.  – № 5. – Ст. 410.
  2. Комаров А.С. Выбор применимого права в контрактах с фирмами капиталистических стран / А.С. Комаров. – М.: Москва, 1988.– С. 68.
  3. Лунц Л.А. Курс международного частного права. Общая часть/ Л.А. Лунц. – М., 1973.– С. 288.
  4. Giuliano M., Lagarde P. Report on the Convention «On the Law Applicable to Contractual Obligations» // Official Journal of the European Union. – 2008. – № 5. – P. 282.
  5. Толстых В.Л. Международное частное право: коллизионное регулирование / В.Л. Толстых. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. – С. 355.
  6. Жильцов А.Н. Применимое право в международном коммерческом арбитраже (императивные нормы): дис. ... канд. юр. наук / А.Н. Жильцов. – М., 1998. – С. 18.
  7. Kunda I. Internationally Mandatory Rules of a Third Country in European Contract Conflict of Laws: The Rome Convention and the proposed Rome I Regulation. – Rijeka: Rijeka Law Faculty, 2007. – P. 231.
  8. Дмитриева Г.К. Международное частное право / Г.К. Дмитриева. – М., 2003. – С. 191-192.
  9. Cheshire and North. Private International Law / By P. North, J.J.Facett. – Edinburg: Batterworths, 1999. – P. 123.
  10. Giuliano M., Lagarde P. Council Report on the Convention on the Law Applicable to the Contractual Obligations, 1980. – P. 28.
  11. Junker A. Internationales Privatrecht, 1998. – P. 179.
  12. Перетерский И.С., Крылов С.Б. Международное частное право / И.С. Петерский, С.Б. Крылов. – М., 1940. – С. 8.
  13. Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право/ Н.И. Марышева, О.Н. Садиков. – М., 1984. – С. 11.
  14. Иванов Г.Г., Маковский А. Л. Международное частное морское право/ Г.Г. Иванов, А.Л. Маковский. – Л., 1984. – С. 12.

 

 


Библиографическая ссылка

Герак А. А. Проблема определения понятия и правового статуса сверхимперативных норм в международном частном праве // . – . – № ;
URL: step-science-bip.csrae.ru/ru/0-92 (дата обращения: 29.11.2020).


Код для вставки на сайт или в блог

Просмотры статьи

Сегодня: 334 | За неделю: 334 | Всего: 334


Комментарии (0)