ШАГ В НАУКУ - 2016
I Международная научная дистанционная студенческая конференция

Юридические науки
Правовое регулирование генно-инженерной деятельности в Республике Беларусь
Добатовкин Е.С. 1, Стурченко Д.Ф. 1

1. Витебский государственный университет имени П.М. Машерова

Резюме:

На сегодняшний день нормы белорусского законодательства, регулирующие генно-инженерную деятельность, находятся на достаточно высоком уровне развития, отвечая всем нормам международного законодательства, а в некоторых случаях даже превосходит их. Го-сударственными органами, регулирующими общественные отношения в данной сфере человеческой деятельности, проводится огромная работа по обеспечению безопасности генно-инженерной деятельности в республике, охране здоровья человека и окружающей среды в целом. В то же время на сегодняшний день существует необходимость разделения должностных полномочий между компетентными органами регулирования в этой области научной деятельности или же создания одного специализированного органа, который смог бы взять на себя всю полноту работы и направить все усилия на реализацию поставленных задач в сфере регулирования генно-инженерной деятельности в Республике Беларусь. Несмотря на должный уровень развития экологического законодательства в государстве, целесообразным будет и дальнейшее его совершенствование. Обосновывается это как экологическими, так и рядом политических, экономических и социальных факторов и причин.

Ключевые слова: правовое регулирование генно-инжинерной деятельности


 

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ГЕННО-ИНЖЕНЕРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ

Е.С. Добатовкин, Д.Ф. Стурченко, студенты 2 курса,

ВГУ имени П.М.Машерова

Научный руководитель Н.А.Маркина,

ст. преподаватель ВГУ имени П.М.Машерова

На сегодняшний день крайне актуальным является использование и внедрение результатов генно-инженерной деятельности во многие сферы производства и жизнедеятельности человека.

Подтверждением вышесказанному смело может послужить тот факт, что двадцать первое столетие официально признанно Организацией Объединенных Наций не веком техники, а веком биотехнологий. Безусловно, каждый из нас смотрел по телевизору, читал в журналах, газетах или в Интернете о таком явлении, как ГМО. ГМО или генно-модифицированные организмы есть ни что иное, как результат деятельности ученых в сфере генной инженерии. Общеизвестной является информация о том, что благодаря генно-инженерной деятельности были выведены новые сорта растений и сельскохозяйственных культур, новые виды животных, которые в своем развитии менее подвержены различным заболеваниям и вирусам, изменениям климатических условий и «нападениям» вредителей.

В  то же время, отношение общественности, общественных организаций и государственных органов к продукции, содержащей в своем составе генно-модифицированные организмы, весьма не однозначное, а порой даже противоречивое. Так, одни считают подобные достижения в сфере микробиологии и генной инженерии настоящим прорывом в науке, большим шагом в развитии человечества в целом. Другие же находят только негативные моменты, зачастую необоснованно пологая о том, что данная сфера научной деятельности недостаточно изучена, что в конечном итоге приведет к непредсказуемым последствиям, в том числе к изменению цепи ДНК человека.

Безусловно, в сложившейся ситуации в целях избежания подобных опасений в отношении безопасности результатов генно-инженерной деятельности является необходимым законодательное регулирование данной сферы человеческой деятельности со стороны государства.

В связи с этим в 2000-м году на международном уровне был принят Картахенский протокол по биобезопасности к Конвенции о биологическом разнообразии, который фактически стал первым правовым актом, регулирующим генно-инженерную деятельность в целом, а так же закрепляющим положения  о мерах и процедурах, необходимых для безопасного перемещения через государственные границы, переработки и применения продуктов современной биотехнологии [1]. 

Частью 1 статьи 2 Протокола закрепляется, что «каждая Сторона принимает необходимые и соответствующие правовые, административные и другие меры для выполнения своих обязательств, предусмотренных в рамках настоящего Протокола» [2]. Это значит, что любое государство, ратифицирующее данный правовой акт, берет на себя обязательство развивать и совершенствовать свое национальное законодательство в сфере правового обеспечения безопасности генно-инженерной деятельности, а также создание новых исполнительных органов и перераспределение полномочий существующих. Согласно части 1 статьи 19 каждая Сторона назначает один национальный координационный центр, который от ее имени отвечает за связь с секретариатом. Каждая Сторона также назначает один или несколько компетентных национальных органов, которые отвечают за выполнение административных функций. В то же время это может быть один и тот же орган государственного управления [2].

Так, в начале мая 2002 года Республика Беларусь взяла на себя вышеуказанные обязательства, подписав Картахенский протокол по безопасности. Таким образом, этот момент обоснованно можно считать началом в развитии национального законодательства в сфере генной инженерии в Республике Беларусь.

Уже 5 июня 2002 года Совет Министров Республики Беларусь своим Постановлением «О мерах по реализации положений Картахенского протокола по биобезопасности к Конвенции о биологическом разнообразии» назначил Институт генетики и цитологии НАН Беларуси координационным центром. Компетентными органами были назначены Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды в сфере деятельности, связанной с высвобождением живых измененных организмов в окружающую среду, и Министерство здравоохранения и Министерство сельского хозяйства и продовольствия по вопросам в сфере использования живых измененных организмов в хозяйственной деятельности. Важным обстоятельством явилось создание Национального координационного центра биобезопасности, занимающегося вопросами безопасности использования достижений современной биотехнологии [4].

Однако наиболее значимым явилось принятие Закона Республики Беларусь от 9 января 2006 года № 96-З «О безопасности генно-инженерной деятельности» (далее – Закон). Нормами закона определены ключевые понятия в данной области научной деятельности, в том числе и определение понятий «генно-инженерная деятельность» и «безопасность генно-инженерной деятельности» (ст.1). Целесообразно обозначить и некоторые другие положительные стороны данного Закона: так, Законом определяются основные принципы обеспечения безопасности генно-инженерной деятельности, которые успешно реализуются на практике (ст.3); четко определены полномочия каждого государственного органа: как Президента Республики Беларусь, ряда министерств, так и специализированных органов в области безопасности генно-инженерной деятельности (ст.ст.7 – 11); широко обозначены обязанности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в сфере осуществления генно-инженерной деятельности (ст.12); закреплены и пояснены уровни риска генно-инженерной деятельности (ст.13), а так же другие не менее важные положения.

К их числу относятся широко обозначенные требования безопасности при ввозе в Республику Беларусь, вывозе из Республики Беларусь и транзите через ее территорию генно-инженерных организмов, и гарантированное право граждан и общественных объединений на получение полной, своевременной и достоверной информации в области безопасности генно-инженерной деятельности. Это обстоятельство вполне можно считать положительным моментом в белорусском законодательстве, так как далеко не во всех странах мира является обязательным указание на упаковке той или иной продукции содержание ГМО [3]. Например, на известном чае марки Lipton или на шоколадном батончике марки Mars вряд ли кто-то видел надпись «Содержит ГМО». В то же время многие производители продуктов питания «скрывают» содержание генно-модифицированных организмов под таким обозначением, как Е: E 153, E 160 d, E 161c, E 308-9, Е-471 и другие.

 Важно и то, что помимо положительных, некоторыми исследователями обозначаются и негативные моменты, порождаемые Законом. Например,  норма 2 статьи Закона, согласно которой положения правового акта не распро­страняются на отношения, связанные с применением генетической инже­нерии к человеку, его органам и тканям, обращением с фармацевтиче­скими препаратами, продовольственным сырьем и пищевыми продуктами, кормами для животных, полученными из генно-инженерных организмов или их компонентов. Однако указанные отношения регулируются своими, отдельными нормами законодательства о здравоохранении, поэтому это положение объективно нельзя считать правовым пробелом в экологическом законодательстве.

Кроме того, 21 статьей Закона определено, что участие в государственной экспертизе безопасности генно-инженерных организмов могут принимать только граждане Республики Беларусь. Некоторые исследователи полагают, что «именно привлечение иностранных ученых может придать данным исследованиям определённую полноту, всесторонность, а иногда и существенно повысить компетентность и точность получаемых результатов», однако такая позиция государства вполне может быть обоснована непредвзятостью и объективностью проводимых экспертиз, а также с точки зрения национальной безопасности Республики Беларусь.

Таким образом, в заключении можно сделать общий вывод о том, что с подписанием нашим государством Кертахенского протокола национальное экологическое законодательство получило существенное развитие. На сегодняшний день нормы белорусского законодательства, регулирующие генно-инженерную деятельность, находятся на достаточно высоком уровне развития, отвечая всем нормам международного законодательства, а в некоторых случаях даже превосходит их. Государственными органами, регулирующими общественные отношения в данной сфере человеческой деятельности, проводится огромная работа по обеспече­нию безопасности генно-инженерной деятельности в республике, охране здоровья человека и окружающей среды в целом. В то же время на сегодняшний день существует необходимость разделения должностных полномочий между компетентными органами регулирования в этой области научной деятельности или же создания одного специализированного органа, который смог бы взять на себя всю полноту работы и направить все усилия на реализацию поставленных задач в сфере регулирования генно-инженерной деятельности в Республике Беларусь. Несмотря на должный уровень развития экологического законодательства в государстве, целесообразным будет и дальнейшее его совершенствование. Обосновывается это как экологическими, так и рядом политических, экономических и социальных факторов и причин.

 

ЛИТЕРАТУРА:

  1. О Картахенском протоколе по биобезопасности – для «чайников» // Интернет-журнал о коммерческих биотехнологиях [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://cbio.ru/page/47/id/1098 -- Дата доступа: 30.03.2016.
  2. Картахенский протокол о биобезопасности к Конвенции о биологическом разнообразии от 29 января 2000 год [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pdf/cartagena.pdf -- Дата доступа: 30.03.2016.
  3. О безопасности генно-инженерной деятельности: Закон Республики Беларусь, 9 января 2006 года № 96-З (в ред. от 20.12.2014г.) // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. Центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2016.
  4. О мерах по реализации положений Картахенского протокола по биобезопасности к Конвенции о биологическом разнообразии: Постановление Совета Министров Республики Беларусь, 5 июня 2002 г. №734 // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. Центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2016.

Библиографическая ссылка

Добатовкин Е.С., Стурченко Д.Ф. Правовое регулирование генно-инженерной деятельности в Республике Беларусь // . – . – № ;
URL: step-science-bip.csrae.ru/ru/0-254 (дата обращения: 25.11.2020).


Код для вставки на сайт или в блог

Просмотры статьи

Сегодня: 268 | За неделю: 268 | Всего: 268


Комментарии (0)