ШАГ В НАУКУ - 2016
I Международная научная дистанционная студенческая конференция

Юридические науки
Право на информацию в системе прав человека.
Зыль А.Л. 1

1. Гомельский государственный университет им. Ф.Скорины

Резюме:

Право на информацию должно гарантироваться каждому как на законодательном уровне, так и на правоприменительном, а для этого необходимы однозначность в формулировках и надлежащий механизм реализации права.

Ключевые слова: право на информацию, права человека.


 

ПРАВО НА ИНФОРМАЦИЮ В СИСТЕМЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

 

А.Л. Зыль студент 5 курса

ГГУ им. Ф.Скорины

Научный руководитель: Л.Е. Можаева

ГГУ им. Ф.Скорины

 

В преамбуле Всеобщей декларации прав человека принятой  резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года (далее - Декларация) закреплено следующее положение: «создание такого мира, в котором люди будут иметь свободу слова и убеждений и будут свободны от страха и нужды, провозглашено как высокое стремление людей…». Свобода слова и убеждений в Декларации рассматривается как право в девятнадцатой статье и имеет следующую формулировку: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ» [1].

В Международном пакте о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года (далее - Пакт) данное право получило юридически обязательный окрас, претерпев изменения в формулировках. Так, в статье 19 Пакта свобода слова и убеждений имеет следующее содержание: «1.Каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений.

2.Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору.

3.Пользование предусмотренными в пункте 2 настоящей статьи правами налагает особые обязанности и особую ответственность. Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми:

a) для уважения прав и репутации других лиц;

b) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населении» [2].

Лишь одна часть раскрывающая свободу слова и убеждений  в вышеуказанных формулировках не изменяется, это составная часть, а именно: «…свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи…».

 Пакт принимался для целей создания надлежащих условий каждому человеку в соответствии с идеалами человеческой личности и присущему ему достоинства. При этом в преамбуле Пакта отмечается то, что «…каждый отдельный человек, имея обязанности в отношении других людей и того коллектива, к которому он принадлежит, должен добиваться поощрения и соблюдения прав, признаваемых в настоящем Пакте» [2]. В связи с этим изучение права свободно искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи является актуальным.

Пакт был ратифицирован Указом Президиума Верховного Совета Белорусской ССР от 5 октября 1973 г. «О ратификации Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и Международного пакта о гражданских и политических правах» и вступил в силу для Белорусской ССР 23 марта 1976 года [3]. С этой даты можно рассматривать Пакт как акт, имеющий юридическую силу на территории Белорусской ССР.  При этом, по мнению автора, причиной одновременной ратификации Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и Международного пакта о гражданских и политических правах  является единство и взаимосвязь прав закреплённых в этих актах. На основании принципа континуитета Республика Беларусь продолжает нести обязательства из международных договоров принятых Белорусской ССР, следовательно, Пакт имеет юридическую силу  и на территории суверенной Республики Беларусь.

Законодательство суверенной Республики Беларусь, прежде всего, основывается на Основном законе – Конституции Республики Беларусь, принятой 15 марта 1994г. (далее - Конституция). Статья 33 Конституции определяет, что «каждому гарантируется свобода мнений, убеждений и их свободное выражение» [4]. Право свободно искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, как составной элемент права на свободу мнений и убеждений и их свободное выражение, в Конституции не рассматривается. В Конституции имеется иная формулировка данного права. Согласно статье 34 Конституции «гражданам Республики Беларусь гарантируется право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов, общественных объединений, о политической, экономической, культурной и международной жизни, состоянии окружающей среды.

Государственные органы, общественные объединения, должностные лица обязаны предоставить гражданину Республики Беларусь возможность ознакомиться с материалами, затрагивающими его права и законные интересы.

Пользование информацией может быть ограничено законодательством в целях защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан и полного осуществления ими своих прав» [4].

Данные формулировки обусловлены доминировавшей в то время доктриной о том, что право на информацию является политическим правом, следовательно, является правом присущим только гражданам государства.

Законом «Об информации, информатизации и защите информации» от 10 ноября 2008 года № 455-З (далее - Закон) впервые в законодательстве суверенной Республики Беларусь закрепляется формулировка права на информацию, схожая с имеющейся в Пакте: «Государственные органы, физические и юридические лица вправе осуществлять поиск, получение, передачу, сбор, обработку, накопление, хранение, распространение и (или) предоставление информации, пользование информацией в соответствии с настоящим Законом и иными актами законодательства Республики Беларусь» [5].

Принимая во внимание вышесказанное, можно сделать вывод о том, что до 10 ноября 2008 года единственным актом закрепляющим право на информацию в буквальном значении положений Пакта, без призмы доминирующей доктрины, толкующей данное право, являлся Указ Президиума Верховного Совета Белорусской ССР от 5 октября 1973 г. «О ратификации Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и Международного пакта о гражданских и политических правах». Закрепление данного права не только за гражданами Республики Беларусь, но и за иностранными гражданами и лицами без гражданства возможно обусловлено изменениями в доктрине, а именно, признанием права на информацию гражданским (личным) правом, следовательно, присущего всем. В качестве возможной причины изменения подходов законодателя к закреплению данного права является стремление Республики Беларусь соответствовать международным стандартам в области прав человека.

Данный вывод основывается на содержании международных актов и деятельности Европейского суда по правам человека и его толковании статьи 10-й Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека (далее – Европейская конвенция) от 4 ноября 1950 года. Так, в  постановлении Европейского суда по правам человека по делу  Autronic AG v. Switzerland, 22 May 1990, ECtHR,: « Ст. 10 ЕКПЧ применяется к «любому», будь то физическое или юридическое лицо…».  В рамках деятельности Совета Европы наряду с Европейской конвенцией принят ряд документов гарантирующих право на информацию: Конвенция о доступе к официальным документам (принята Комитетом Министров 27 ноября 2008 г. на 1042 встрече постоянных представителей); Декларация о свободе выражения мнений и информации (принята Комитетом Министров 29 апреля 1982 на 70-й сессии).

Хоть Республика Беларусь не является членом Совета Европы и данные акты не имеют юридической силы для нашего государства, но учитывая интеграционные процессы с государствами-членами Совета Европы соответствие законодательства этим актам и практической деятельности Европейского суда по правам человека является необходимостью. Так, в рамках СНГ существует модельный закон «Об информации, информатизации и обеспечении информационной безопасности»  от 28.11.2014 г. № 41-15. Проект данного закона был внесён первым заместителем Председателя Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по безопасности и противодействию коррупции, представителем государства-члена Совета Европы, для сближения национального законодательства и организации информационного взаимодействия субъектов в процессе формирования единого информационного пространства государств – участников Содружества Независимых Государств. Этот модельный закон содержит прогрессивные положения которые учитывают происходящие в обществе изменения, быстрые темпы информатизации и при этом его положения носят конкретный характер, и, по мнению автора,   модельный закон является хорошей основой для изменения законодательства в Республики Беларусь в связи с активной информатизацией происходящей в белорусском обществе.

Следует отметить, что изменения в белорусском законодательстве  в сфере информации хоть и являются прогрессивными, но происходят без должной проработки. Вступив в силу, Закон «Об информации, информатизации и защите информации» требует согласованности с иными актами законодательства, при отсутствии которой могут возникнуть проблемы в правоприменительной деятельности. Данная  несогласованность существует  в терминологии и содержании положений  нормативных актов. Любое лицо согласно Закону имеет право на обращение за получением общедоступной информации,  при этом отсылает к законодательным актам Республики Беларусь, регулирующим порядок подачи обращений за получением общедоступной информации, а также порядок их рассмотрения. Законодательных актов по этому вопросу нет. Отсутствуют  также нормы, регулирующие условия и порядок ответственности за нарушение права на информацию как права присущего каждому: ни в Кодексе Республики Беларусь  об административных правонарушениях от 21 апреля 2003 г. № 194-З, ни в Уголовном Кодексе Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. № 275-З не имеется специальных положений, предусматривающих ответственность за нарушение данного права как права присущего каждому.

Таким образом, право на информацию должно гарантироваться каждому как на законодательном уровне, так и на правоприменительном,  а для этого необходимы однозначность в формулировках и надлежащий механизм реализации права.

Литература

  1. Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. // Организация Объединённых Наций [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/declhr. – Дата доступа: 02.04.2016.
  2. Пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. // Организация Объединённых Наций [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pactpol.shtml. – Дата доступа: 02.04.2016.
  3. О ратификации Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и Международного пакта о гражданских и политических правах: Указ Президиума Верховного Совета Белорусской ССР от 5 октября 1973 г. // Эталон-онлайн [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.etalonline.by/?type=text&regnum=V37300006#. – Дата доступа: 03.03.2016.
  4. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября    1996 г. и 17 октября 2004 г.). – Минск : Амалфея, 2006. – 48 с.
  5. Об информации, информатизации и защите информации:  Закон Республики Беларусь от 10 ноября 2008 г. № 455-З ( с изменениями от  4 января 2014 г. № 102-З) // Национальный правовой интернет-портал Республики Беларусь [Электронный ресурс].  – Режим доступа: http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p2=2/1552. – Дата доступа: 03.03.2016.

 

 

 


Библиографическая ссылка

Зыль А.Л. Право на информацию в системе прав человека. // . – . – № ;
URL: step-science-bip.csrae.ru/ru/0-238 (дата обращения: 03.12.2020).


Код для вставки на сайт или в блог

Просмотры статьи

Сегодня: 265 | За неделю: 265 | Всего: 265


Комментарии (0)