ШАГ В НАУКУ - 2016
I Международная научная дистанционная студенческая конференция

Юридические науки
Особенности законодательной конструкции легкомыслия как вида неосторожности и его отличие от косвенного умысла
Юркевич В. Ю. 1

1. Гродненский государственный университет им. Янки Купалы

Резюме:

Основное отличие легкомыслия от косвенного умысла состоит в волевом моменте. При косвенном умысле лицо не желает, но сознательно допускает наступление общественно опасных последствий или относится к их наступлению безразлично. При легкомыслии же у виновного имеется расчет на конкретные обстоятельства, которые, как он полагает, предотвратят наступление таких последствий. В свою очередь явность таких обстоятельств должна быть реальной.

Ключевые слова: легкомыслие, косвенный умысел, форма вины


 

ОСОБЕННОСТИ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ КОНСТРУКЦИИ ЛЕГКОМЫСЛИЯ КАК ВИДА НЕОСТОРОЖНОСТИ И ЕГО ОТЛИЧИЕ ОТ КОСВЕННОГО УМЫСЛА

В. Ю. Юркевич, студентка 2 курса, Гродненский государственный университет имени  Янки Купалы

Научный руководитель Р. Н. Ключко, к.ю.н., доцент кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики Гродненского государственного университета им. Я. Купалы

Социальная сущность любой формы вины выражается в том, что лицо негативно относится к тем отношениям, которые охраняет уголовный закон, а, значит, создает реальную угрозу социальным устоям общества. Если говорить о социальной сущности легкомыслия, что при нем лицо скорее пренебрежительно относится к охраняемым уголовным законам интересам, чем негативно. Соответственно, степень угрозы общественным устоям не так велика, как при косвенном умысле.

Поэтому различия в социальной сущности умысла и легкомыслия  должны быть учтены и в законодательной модели легкомыслия.

При умысле лицо осознает общественную опасность своего деяния. Но стоит вопрос в том, сознает ли лицо такую опасность при неосторожной форме вины, в частности при легкомыслии. Мнения по этому поводу расходятся. Э.А. Саркисова и Н.А. Бабий говорят, что раз у субъекта имеется расчет на конкретные обстоятельства, наступление которых должно предотвратить  общественно опасные последствия, то он не сознает опасный характер своего действия или бездействия [1,c.196; 2, c. 196].

 Исходя из этой позиции, И.О Грунтов говорит о том, что интеллектуальное отношение лица к своему деянию в законодательной модели легкомыслия раскрыто не полностью [3, с. 58].

Характеризуя интеллектуальный элемент преступного легкомыслия законодатель указывает только на возможность предвидения общественно опасных последствий, но опускает психическое отношение лица к действию (бездействию). Это объясняется тем, что сами деяния, взятые в отрыве от последствий, обычно не имеют уголовно-правового значения. При совершении преступления с преступным легкомыслием лицо должно хотя бы в общих чертах предвидеть развитие причинной связи, а иначе невозможно не только предвидение этих последствий, но и расчет на их предотвращение. Субъект предвидит как могла бы развиваться причинная связь, если бы не те обстоятельства на которые рассчитывает он и которые, по его мнению, должны прервать развитие причинной связи [4, с. 43].

В соответствии сзаконодательной формулировкой легкомыслия его интеллектуальный момент сближается с интеллектуальным моментом умысла - и прямого, и в особенности косвенного. В обоих случаях лицо предвидит наступление общественно опасных последствий своего деяния. Однако по фактическому содержанию понятие предвидения, употребляемое законодателем при описании умысла, принципиальным образом отличается от этого же понятия, использованного им при описании легкомыслия как неосторожной разновидности вины. Это отличие заключается в характере предвидения. При умысле (в равной степени прямом или косвенном) предвидение носит конкретный характер, а при легкомыслии - абстрактный. Это означает, что при умысле виновное лицо предвидит, что неизбежный или возможный результат наступит именно от его конкретного действия (бездействия), совершенного в данный момент, в определенной обстановке и при определенных обстоятельствах.

Совсем иным содержанием обладает интеллектуальный момент при преступном легкомыслии. Лицо абстрактно предвидит наступление преступных последствий своего действия (бездействия) [5, c. 88–90].

Однако главное отличие легкомыслия от умысла (в первую очередь от косвенного) заключается в волевом моменте. В отличие от косвенного умысла элемент воли при преступном легкомыслии характеризуется расчетом на предотвращение последствий. Как отмечает О. И. Грунтов, лицо должно учитывать именно конкретное обстоятельство, которое имеется в объективной реальности и которое, по его мнению, способно предотвратить наступление общественно опасных последствий, а не  полагается на «авось». Но такой расчет оказывается ошибочным, т.е. легкомысленным [6, с. 127–128]. При косвенном умысле у лица нет никакого расчета на предотвращение последствий своего деяния, а даже напротив, лицо сознательно допускает их наступление или относится к их наступлению безразлично.

Подытоживая вышеизложенное, отметим, что сегодняшняя модель легкомыслия, а именно его интеллектуальный момент, в законодательстве раскрыт не полностью. Интеллектуальный момент легкомысленного вида неосторожной формы вины характеризуется предвидением возможности наступления общественно опасных последствий и предвидение возможности их предотвратить, но не упоминается ототношении виновного к охраняемым законом интересам.

Основное же отличие легкомыслия от косвенного умысла состоит в волевом моменте. При косвенном умысле лицо не желает, но сознательно допускает наступление общественно опасных последствий или относится к их наступлению безразлично. При легкомыслии же у виновного имеется расчет на конкретные обстоятельства, которые, как он полагает, предотвратят наступление таких последствий. В свою очередь явность таких обстоятельств должна быть реальной.

 

Литература

  1. Бабий, Н.А. Основания и условия уголовной ответственности по российскому и белорусскому УК: компаративный анализ/ Н.А. Бабий // ЮстыцыяБеларусі. – 2012.к –  № 12. – С. 18-22.
  2. Саркисова, Э.А. Уголовное право. Общая часть: учеб. пособие / Э.А. Саркисова. – Минск, 2005. – 592 с.
  3. Грунтов, И.О. Психологический и социально-психологический элементы содержания вины и законодательная модель неосторожности / И.О. Грунтов // Судовы Веснік. – 2008. – №2.– С. 56–61.
  4. Завидов, Б.Д. Вина как основание уголовной ответственности / Б.Д. Завидов // Российский следователь. – 2003. – №6 – С. 42–45.
  5. Хомич, В.М. Формы реализации уголовной ответственности./ В.М. Хомич. — Минск: БГУ, 1998. – 132 с.
  6. Грунтов, И. О. Принцип личной виновной ответственности в уголовном законодательстве / И. О. Грунтов. – Минск: Тесей, 2012. – 366 с.

 

 


Библиографическая ссылка

Юркевич В. Ю. Особенности законодательной конструкции легкомыслия как вида неосторожности и его отличие от косвенного умысла // . – . – № ;
URL: step-science-bip.csrae.ru/ru/0-172 (дата обращения: 04.12.2020).


Код для вставки на сайт или в блог

Просмотры статьи

Сегодня: 277 | За неделю: 277 | Всего: 277


Комментарии (0)