ШАГ В НАУКУ - 2016
I Международная научная дистанционная студенческая конференция

Юридические науки
Динамика международного конфликта (теоретико-правовые аспекты)
Чапля В. С. 1

1. ЧУО «БИП – Институт правоведения», Гродненский филиал

Резюме:

В статье рассматриваются теоретико-правовые аспекты динамики международных конфликтов

Ключевые слова: международный конфликт


 

ДИНАМИКА МЕЖДУНАРОДНОГО КОНФЛИКТА (ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ)

 

В. С. Чапля, студент 6 курса.

Гродненский филиал БИП

Научный руководитель: Д.Н. Скютте,

старший преподаватель, Гродненский филиал БИП

 

С современном мире международные конфликты, к сожалению – распространенное явление. В наиболее общем виде под ним международным конфликтом можно понимать ситуацию предельного обострения существующих противоречий, проявляющихся в поведении сторон международных отношений. Необходимость теоретико-правового изучения динамики конфликта диктуется тем, что любой реальный международный конфликт состоит из множества сменяющих друг друга стадий, проходит в процессе своего развития через определенные фазы, и знание сущности, специфики данных фаз призвано помочь в недопущении его дальнейшей эскалации.

Как правило, используемые сталкивающимися государствами средства поведения, объясняют динамику международного конфликта – определенную последовательность сменяющих друг друга стадий (фаз). Столкновение поведения государств с помощью средств дипломатии приводит в данном случае к возникновению спора – мирной (невоенной) стадии конфликта. Степень несовместимости целей, преследуемых сторонами спора, может заставить их (или одну из них) пренебречь своими международными обязательствами и обратиться к угрозе силой или применению силы. Соответственно, международный конфликт, переходя с дипломатических на силовые средства поведения сторон, может после мирной стадии (спора) сначала эволюционировать в промежуточную фазу, а затем в военную стадию.

В конфликтологической литературе практически воспринимается именно такой подход к динамике (анатомии) международного конфликта. Так, В. Гоулд и М. Баркан вкладывают тот же смысл в содержание стадий международного конфликта, когда говорит о начальной фазе, конфронтационной стадии и стадии прямой конфронтации. Р. Барринджер говорит в данном случае о споре  (невоенной фазе), конфликте (довоенной фазе) и военной фазе. Практически эта же терминология, но в более развернутом виде используется Л. Блумфелдом и А. Лейс при построении структуры «анатомии конфликта» [1, с. 237].

Спор – это мирная стадия международного конфликта, в которой столкновение поведения сторон осуществляется средствами дипломатии.

Связывая эту стадию конфликта с типами конфликтного поведения, можно увидеть, что различие между дебатами и игрой созвучно традиционному разграничению юридических и политических споров. Это видно из того, что само деление споров на правовые и политические возникло в связи с различием выбора средств мирного разрешения споров, имея в виду, что в первом случае стороны чаще всего обращаются к арбитражному или судебному разбирательству, а во втором – к дипломатическим переговорам, согласительной и примирительной процедурам.

Различие в характере споров, действительно приведшее к формированию разных процедур их урегулирования, восходит, к Ваттелевскому разделению прав государства на существенные и имеющие меньшее значение, которое после него вылилось в разграничение основных и относительных прав государства. Позитивисты, отказавшись от признания значения субъективного права за категорией основных прав, тем не менее, проводят разграничение споров, основывая его уже на противопоставлении прав государства его интересам. Можно было бы считать правилом, писал А. Ривье, что «нарушение права вызывает правовое, нарушение же интересов – политическое несогласие между государствами; различие между этими нарушениями... могло бы иметь значение главным образом в учении о третейском суде» [2, с. 44].

В таком виде разграничение споров на правовые и политические и было воспринято Уставом ООН (ст. 36). «В простых выражениях, – писал, комментируя это положение, Ч. Фенвик, – мы можем сказать, что спор является юридическим, или ... правовым, когда существуют ясные нормы права, применяемые к его решению... Наоборот, политическим спором является тот, в отношении которого международное право не достигло развития в форме достаточно четких норм права» [3, с. 342].

Несколько иного мнения по этому вопросу придерживался Г. Кельзен. «Любой конфликт между государствами, – писал он, – ...имеет экономический или политический характер; но это не исключает трактовки спора как правового. Конфликт является экономическим или политическим в отношении интересов, которые затрагиваются; он является правовым (или неправовым) в отношении правопорядка, контролирующего эти интересы». По этой причине Кельзен считал, что правовые споры – это споры, в которых обе стороны основывают свои претензии и отказ в удовлетворении претензии противной стороны на позитивном и международном праве, тогда как политические споры – это споры, в которых по крайней мере одна сторона основывает свои претензии или свою защиту от претензий противной стороны не на позитивном международном праве, а на других принципах или не основывает их на каких бы то ни было принципах вообще» [4, с. 264].

В этих замечаниях содержится верная идея о том, что политический характер спора не исключает его правовой формы. И как раз эта идея питает позиции тех авторов, которые оспаривают возможность противопоставления права политике в применении к международным спорам. Вместе с тем, хотя на современном уровне развития международного права его принципы и нормы действительно заполнили тот вакуум, который ранее находился в сфере естественного права, это отнюдь не означает, что суверенные свойства государства, получив защиту со стороны позитивного международного права, были поставлены в один ряд с теми относительными субъективными правами, которые приобретаются каждым государством в процессе реализации его правосубъектности. Различие между двумя категориями прав государства, одни из которых совмещаются с его суверенными свойствами, а другие просто не существуют без конкретных норм международного права, сохраняется как в структуре правоотношений регулятивного типа, так и при столкновении этих категорий прав, что особенно четко прослеживается на стадии их нарушения, порождающего совершенно разные режимы правовых последствий.

Промежуточная (предвоенная) стадия международного конфликта возникает ввиду обращения, по крайней мере, одной из сторон к угрозе силой, что ставит другую сторону в положение опасности, оправдывающей соразмерное физическое противодействие.

Угроза может быть определена как действие, которое создает условное ожидание ущерба, условное по отношению к выполнению (или, возможно, невыполнению) другого действия. Поэтому угроза силой – это не только объявление о намерении применить силу, но сами действия, свидетельствующие о реальности такого намерения. В этой стадии конфликта как минимум одна сторона осуществляет активную или выходящую за пределы нормы военную политику, проявляющуюся, например, в создании вооружений, мобилизации войск или размещении вооруженных сил. Подобные действия предпринимаются или используются для того, чтобы посредством запугивания заставить другое государство действовать в противоречии с интересами сохранения его территориальной неприкосновенности или политической независимости.

Широко известно проведенное в Брукингском институте (США) обобщающее исследование практики так называемого политического использования вооруженных сил, которая, согласно выводам авторов, включает в себя:

1) физическое изменение в диспозиции (размещении, деятельности или готовности) одного или более компонентов вооруженных сил;

2) увязывание такого изменения с осознанной целью, направленной на получение определенных специфических выгод за пределами своего государства;

3) достижение этой цели посредством оказания влияния на противную сторону, т.е. путем воздействия с помощью угрозы силой на процесс принятия другой стороной политических решений в направлении, соответствующем поставленной цели;

4) исключение намерения развязывания войны [5, с. 277].

Подобные действия заставляют оппонента предпринимать ответные меры в интересах обеспечения собственной безопасности.

В процессе такого развития конфликт, как это случалось, в частности, в годы «холодной войны» в отношениях между «сверхдержавами», приобретает форму постоянного напряжения и приводит к формированию своего рода патовой ситуации, в которой каждое очередное действие – угроза от одной из сторон – вызывает реактивные ответные меры другой, повышая тем самым уровень конфликтного противостояния. Стороны в таком конфликте, если они желают урегулировать существующие между ними противоречия, не имеют иного пути, как вернуть свои отношения в стадию спора, а значит, перейти лишь на дипломатические средства взаимодействия. Опора же на угрозу в лучшем случае консервирует противоречие и переводит его в разряд подавленного конфликта, а в худшем – создает базу для военной стадии конфликта. Военная стадия конфликта (война) выражается в обращении хотя бы одного государства к силе, т.е. в выборе этим государством в качестве средства столкновения поведения в конфликте тех или иных форм насильственного воздействия на другое государство.

На этой стадии организованное и систематическое насилие как направленный инструмент политики осуществляется вооруженными силами любой стороны в споре. При этом военная стадия конфликта может быть вызвана действиями государства, как использовавшего в предвоенной фазе угрозу силой, так и осуществлявшего перед этим ответные меры на такую угрозу.

Отношения сторон на военной стадии конфликта могут оставаться в рамках начавшейся на предыдущих фазах игры, нацеленной на преобладание. Но с начала войны или в ходе ее отношения государств могут приобрести и характер борьбы, ориентированной на победу.

Здесь важно отметить, что если игра, осуществляемая средствами угрозы, может возвратиться в стадию спора, где она и подлежит решению сторон с использованием дипломатии, то игра, ведущаяся вооруженными средствами, может быть решена лишь при переходе сторон в послевоенный этап конфликта, наступающий в результате прекращения ими боевых действий. Переход войны из игры в борьбу осуществляется средствами эскалации, а обратный процесс – путем деэскалации, позволяющей государствам через игру вернуть себе возможность решения конфликта.

Таким образом, возможности решения конфликта предоставляются сторонам:

1) либо на мирной стадии с помощью средств правового или политического характера;

2) либо на военной стадии, когда борьба завершается победой одной из сторон;

3) либо, наконец, по окончании послевоенного этапа, в результате которого закрепляется преобладание одной из сторон.

Если же послевоенный этап не увенчался решением, может наступить новый цикл функционирования конфликта – его возвращение в любую стадию развития.

 

Литература

  1. Тихомиров, Ю.А. Коллизионное право: учеб. и науч.-практ. пособие / Ю.А. Тихомиров. М.: БЕК, 2000. – 338 с.
  2. Кузьмина, М.Н. Юридический конфликт: теория и практика разрешения / М.Н. Кузьмина // Государство и право. – 2005. – № 4. – С. 41–45.
  3. Ворожейкин, И.Е. Конфликтология: учебник / И.Е. Ворожейкин.  – М.: ИНФРА-М, 2007. – 427 с.
  4. Карташов, В.Н. Методология исследования юридических конфликтов: конфликтная юридическая деятельность / В.Н. Карташов. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2002.  – 315 с.
  5. Мальцев, В.А. Основы политологии: учебник для вузов / В.А. Мальцев. – М.: ИТРК РСПП, 2007. – 340 с.

 


Библиографическая ссылка

Чапля В. С. Динамика международного конфликта (теоретико-правовые аспекты) // . – . – № ;
URL: step-science-bip.csrae.ru/ru/0-120 (дата обращения: 04.12.2020).


Код для вставки на сайт или в блог

Просмотры статьи

Сегодня: 218 | За неделю: 218 | Всего: 218


Комментарии (0)